В июле 2020 года мы начали серию кинопоказов, планируя раз в неделю в течение месяца показывать немые фильмы, которым в этом году исполнилось сто лет. Из четырех сеансов состоялось только два: 3 июля показали «Кабинет доктора Калигари» Роберта Вине, 10 июля — четыре короткометражки Бастера Китона («Заключенный №13», «Одна неделя», «Пугало», «Соседи»). 

Кинотеатр расположился среди руин водозабора, предположительно относящегося к ООО «Краснодар Водоканал». Место представляет собой огромную территорию порядка 40 000 квадратных метров (около шести футбольных полей). В чаще деревьев и кустарников прячутся бетонные конструкции, находящиеся преимущественно под землей (посетители называли их бункерами или ангарами), и соединяющие их трубы. О предназначении этих конструкций по внешнему виду (точнее — по виду их развалин) могут судить лишь специалисты водоснабжения или промышленной архитектуры.

Центральные ворота на территорию были открыты десятилетиями, никаких опознавательных знаков не было. У неясности вокруг этого места есть даже некая история: за время запустения территории люди дали ему абсурдное именование «ВДНХ». Можно предположить две причины. Водозабор находится на Фестивальном микрорайоне, который начал застраиваться в 1960-х и был назван в честь VI Всемирного фестиваля молодежи и студентов 1957 года. Из-за того, что это мероприятие имело некое типологическое сходство с Выставками достижений народного хозяйства, местные жители со временем могли утратить точную память о событиях и счесть, что одно из водозаборных сооружений могло служить павильоном (высокое, объемное и единственное находящееся преимущественно на поверхности). Другая причина контаминации — аббревиатура ВДНХ созвучна слову «вода». По крайней мере, не зная расшифровки, по первым двум буквам можно предположить, что ВДНХ связано с водой.

Кинопоказы проводились в ложбине меж двух бетонных стен двух «бункеров». В шиномонтажке неподалеку нам даром и с благодарностью отдали около сотни покрышек. В окрестностях разыскали несколько досок и соорудили из этих материалов сиденья. На одну из стен за железные скобы, торчащие из стены, подвесили экран для проекции — белую ткань. Лопатами вырыли ступени в склонах и насыпях. Так как нужно было идти по неосвещенной пересеченной местности, путь к кинотеатру мы обозначили факелами. Проектор и ноутбук питались от небольшого генератора, который мы ранее использовали на «Ковчеге». Так были организованы два кинопоказа. 

Для следующих мы решили расширить пространство, принеся еще покрышек и досок для сидений и спилив несколько засохших деревьев. То ли шум бензопилы в один из дней подготовки, то ли освещение мероприятий в СМИ и соцсетях, привлекли к нам внимание двух доброжелательным охранниками, дежурившими в соседнем административном здании «Краснодар Водоканала». Они искренне пытались понять, что мы там делаем, почему мы не пьяные и зачем у нас инструменты и пакет с мусором. Вскоре они ушли.

Перед третьим показом мы обнаружили закрытые ворота, которые десятилетиями были наиболее удобным из способов попасть на территорию. Охранник сообщил, что тут теперь дежурит росгвардия и находиться здесь нельзя. Росгвардия действительно приехала, правда, это были не служащие войск, а Федеральное государственное унитарное предприятие «Охрана» Росгвардии. Ясно, что проводить показы далее стало невозможно. 

Свою серьезность охранники обосновывали тем, что зона санитарная, там что-то действует и «как бы кто не подсыпал химикаты в водопровод». Эти заявления были смешны при многолетней доступности территории. В любом случае нам очевидно, что охрану усилили именно из-за кинопоказов. 

При этом недавние беды с заражением питьевой воды после ливней, которые регулярно затопляют некоторые районы Краснодара, говорят о том, что водоканалу нужна не росгвардия, но тотальный ремонт. Им водоканал все же занялся после нежданно-плачевных ливней и — как последней капли — после публикации о кинотеатре в издании мэрии. На видео видно: перед установкой забора рабочие чинят подземные коммуникации. Но нам интереснее другие связи. 

Ворота закрыли перед показом фильма, который снимали на фоне погромов с десятками убийств в Чикаго июля-августа 1919-го. В погромах активно действовал Hamburg Athletic Club, среди его членов был 17-летний Ричард Дэли, позже его возглавивший. Через десятилетия, в 1955–1976 годах Дэли был мэром Чикаго. На этом посту в августе 1968 года он застал саботаж чикагского съезда демократической партии. Тогда группа йиппи заявила, что собирается подлить ЛСД в городской водопровод. Суд длился 4 года, в итоге их оправдали.

Эти исторические параллели грели наши сердца в момент, когда десятилетиями открытая территория схлопнулась и исчезла в мареве частно-государственной собственности.

Документация: 
vk | inst | СМИ

In July 2020, we began a series of film screenings, planning to show silent films once a week for a month, which this year turned a hundred years old. Only two of the four sessions took place: on July 3, Robert Wiene's "Dr. Caligari's Office" was shown, and on July 10, four short films by Buster Keaton ("Prisoner #13", "One Week", "Scarecrow", "Neighbors") were shown. 

The movie theater is located among the ruins of the water intake, allegedly belonging to the LLC "Krasnodar Vodokanal". The place is a huge area of about 40 000 square meters (about six soccer fields). In more frequent trees and shrubs hide concrete structures that are mostly underground (visitors called them bunkers or hangars), and connecting them pipes. On the purpose of these structures by appearance (or rather - by the appearance of their ruins) can only judge the specialists of water or industrial architecture.

The central gate to the territory were open for decades, there were no identification marks. There is even a history of confusion around this place: during the time when the territory was deserted, people gave it the absurd name "VDNKh". We can assume two reasons. The water intake is located in the Festival District, which began to be built in the 1960s and was named after the VI World Festival of Youth and Students in 1957. Due to the fact that this event had some typological resemblance to the Exhibitions of National Economic Achievements, locals over time could lose the exact memory of the events and believe that one of the water intake facilities could serve as a pavilion (high, voluminous and the only one located mostly on the surface). Another reason for contamination is that the abbreviation VDNKh is similar to the word "water" ("voda" in Russian). At least, not knowing the transcripts, the first two letters suggest that VDNKh is associated with water.

The film screenings were held in a hollow between two concrete walls of two "bunkers". In the tire fitting nearby, about a hundred tires were given to us for free and with gratitude. Several planks were found in the neighborhood and seats were built of these materials. On one of the walls, behind the iron staples sticking out of the wall, hung a screen for projection - white fabric. Stairs in slopes and embankments were dug out with shovels. Since it was necessary to walk along the un-lit rough terrain, we marked the way to the cinema with torches. The projector and the laptop were powered by a small electric generator, which we had previously used on the Ark. This was the way two film screenings were organized. 

For the next ones we decided to expand the space by bringing more tires and boards for seats and sawing down some dried up trees. Either the noise of chain saws during one of the days of preparation, or the coverage of events in the media and social networks, attracted the attention of two friendly guards who were on duty in the neighboring administrative building of "Krasnodar Vodokanal". They sincerely tried to understand what we were doing there, why we were not drunk and why we had tools and a bag of garbage. Soon they left.

Before the third show, we found a closed gate, which for decades was the most convenient way to get into the territory. The guard said that the guard was on duty now and it was impossible to stay here. The Rosgvardiya did come, but it wasn't the troops, it was the Federal State Unitary Enterprise "Security" of Rosgvardiya. It is clear that it has become impossible to hold shows anymore. 

The guards justified their seriousness by the fact that the zone was sanitary, something was working there and "no matter how many people put chemicals in the water supply". These statements were ridiculous given the long-term availability of the area. In any case, it is obvious to us that the guards were reinforced precisely because of film screenings. 

At the same time, the recent Spoils with contamination of drinking water after heavy rains, which regularly flood some areas of Krasnodar, say that the vodokanal does not need the Rosgvardia, but total repair. Still, the Vodokanal was engaged in it after the unexpected rains and - as the last drop - after the publication about the cinema in the publication City Hall. The video shows: before installing the fence, workers fix underground communications. But we are more interested in other connections. 

The gate was closed before the screening of the film, which was shot against the background of the pogroms with dozens of murders in Chicago in July-August 1919. Hamburg Athletic Club was active in the pogroms, among its members was 17-year-old Richard Daley, who later headed it. Decades later, in 1955-1976, Daley was mayor of Chicago. In this position in August 1968, he caught sabotage of the Chicago Democratic Party Congress. Then a group of yippies said that he was going to pour LSD in the city water supply. The trial lasted 4 years and they were eventually acquitted.

These historical parallels warmed our hearts as decades of open territory collapsed and disappeared in a mauve of public-private property.

Documentation: 
vk | inst | media